Warning: file_put_contents(/home/users/l/larisa-zinovyeva/domains/larisa-zinovyeva.com/wp-content/plugins/ezpz-one-click-backup/backups/data/cron-status.0ls3ZaKcYc2l3Oco4d.php) [function.file-put-contents]: failed to open stream: Отказано в доступе in /home/users/l/larisa-zinovyeva/domains/larisa-zinovyeva.com/wp-content/plugins/ezpz-one-click-backup/functions/ezpz-ocb-functions.php on line 1351
Миф и реальность истории Дубны - Доклад на первой историко-краеведческой конференции в Дубне 13 декабря 2011 года - Лариса Зиновьева

Данный доклад посвящён происхождению всемирно известного подмосковного города физиков Дубна. В историографии любого города всегда выделяются две даты: 1) дата основания города, иными словами, дата закладки поселения, положившего начало будущему городу, и 2) дата образования города, то есть, дата присуждения поселению статуса города.

В Дубне до некоторого времени была хорошо известна только дата образования города –  24 июля 1956 года, а о дате основания мало задумывались. Но в 2004 году чётко было зафиксировано место и время основания Дубны. Речь идёт о памятном камне на улице Ратмино с надписью «Отсюда Дубна стала есть. 1134. Основана Юрием Долгоруким». Камень был установлен дубненским общественным фондом «Наследие» по инициативе его руководителя И.Б. Даченкова. Составил и обосновал эту надпись профессор Международного университета «Дубна» И.Я. Шимон [1]. В согласии с русским языком из надписи однозначно следует, что развитие именно современной Дубны началось в 1134 году с места расположения Ратмино. В самом деле, во-первых, камень находится на территории города с названием, указанным на камне. Во-вторых, единственная дата в надписи (1134) говорит, что современная Дубна заложена в 1134 году и с тех пор так и существует. Такая дата основания делает Дубну старинным русским городом. Более того, самым древним городом Подмосковья, т.к. до недавнего времени таковым считался Волоколамск, основанный в 1135 году.

Поводом установки такого памятника для Даченкова послужил известный факт того, что на территории Ратмино в XII–XIII веках какое-то время существовало поселение с одноимённым названием Дубна, упомянутое в летописях [2]. Даченков решил, что это поселение и есть основание современного города. Вот как он объяснял свою позицию в одном из интервью с ним: «… проведём параллель с другими крупными городами, например с Москвой, первое упоминание о которой, как известно, относится к 1147 году. Как Вы думаете, каким городом была в середине ХII века Москва, выросшая из простой усадьбы боярина Кучки? Похоже, что не намного больше летописной Дубны. И почему в таком случае Москва считает датой своего рождения 1147 год – год первого упоминания, а Дубна, у которой есть все «исторические гарантии», отмечает только 45-летие (публикация 2001 года – Л.З.). Несправедливо получается. Зачем же нам сознательно замалчивать свою историю, укорачивать её условно на 824 года? … Если существует связь между поселением Москва в середине ХII века и столицей России …, то почему она должна отсутствовать у современного города Дубна и его летописного предшественника с идентичным названием? Это нелогично» [3].

Для того чтобы разобраться логично это или нелогично, обратимся к документам истории образования современного города.

В 1944 году советский физик В.И. Векслер предложил новый способ ускорения заряженных частиц для исследований микромира [4,5]. 20 февраля 1945 года на заседании Отделения физико-математических наук АН под председательством С.И. Вавилова предложение Векслера было одобрено учёными. Тогда же было решено приступить незамедлительно к созданию двух ускорителей нового типа. Одного – для ускорения протонов, впоследствии названного синхроциклотроном, другого – для ускорения электронов, названного синхротроном [6. С. 220–222]. Благодаря руководителю атомного проекта И.В. Курчатова с января 1946 года эта задача начала решаться на государственном уровне [7. С. 406–408]. В результате 13 августа 1946 года вышло сразу два Постановления правительства СССР, подписанных Сталиным, о строительстве этих двух ускорителей [7. С. 298–304]. Постановления вышли с грифом «Совершенно секретно. Особая папка». Повышенная секретность была вызвана тем, что ускорители в то время строили в рамках проекта создания атомной бомбы. Тогда на них возлагалась надежда на скорейшее создание теории ядерных сил. Это было крайне необходимо для расчётов бомбы, которые в то время производили лишь с помощью большого набора приближённых моделей [8. С. 286].  Но всё оказалось не так просто, как думалось поначалу, и тогда эту задачу так и не удалось решить. К слову сказать, она не решена окончательно и до сих пор!

Согласно Постановлению о создании синхроциклотрона местом строительства ускорителя стал глухой район Иваньковской ГЭС в Калининской области на границе с Московской областью на правом берегу Волги вблизи деревни Ново-Иваньково. Впоследствии академик А.Л. Минц, который входил в комитет по выбору места для ускорителя, вспоминал, как произошёл этот выбор. Было несколько предложений. В конце концов, остановились на двух возможных пунктах: район Крюкова – в40 кмот Москвы и район современной Дубны – в130 кмот столицы. На заседании комитета Берия высказался за удалённый район. «Из Крюкова, – сказал он, – научные работники будут всё время ездить в Москву, а не работать». Решили, конечно, так, как хотел Берия [9. С. 271].

Строительство ускорителя и научной лаборатории при нём естественным образом повлекло строительство жилого комплекса. Датой основания (закладки) этого посёлка можно считать 10 ноября 1946 года, т.е. день, когда руководитель строительства посёлка А.П. Лепилов официально приступил к своим обязанностям [10. С. 192]. Известно, что строительные работы начались в районе нынешней улицы Жолио-Кюри [11. С. 13]. В целях секретности строящийся объект был назван Гидротехнической лабораторией (ГТЛ). Это был филиал научной Лаборатории №2 в Москве, которой руководил И.В. Курчатов. В то время по документам он значился как «Объект «М», который, что важно, административно не был привязан к какому-либо близлежащему населённому пункту. В силу засекреченности научный посёлок не был нанесён на карту.

В декабре 1949 года под научным руководством М.Г. Мещерякова синхроциклотрон был успешно пущен, и на нём начали проводить физические исследования [11. С. 18].

В 1951 году в нескольких километрах от синхроциклотрона в условиях той же повышенной секретности под руководством В.И. Векслера начали сооружать другой ускоритель – синхрофазотрон (не надо путать с синхротроном) [12. С. 263–286].

С начала 1950-х годов в мире постепенно стала утверждаться инициатива мирного использования атома. В связи с этим в 1953 году ГТЛ была рассекречена, и на её базе был создан Институт ядерных проблем (ИЯП). Тогда же на базе строящегося синхрофазотрона  была организована незасекреченная Электрофизическая лаборатория Академии наук (ЭФЛАН) [11]. В 1954 году разросшемуся, рассекреченному научному посёлку было присвоено название Дубно, и его нанесли на карту [13].

На базе объединения ИЯП и ЭФЛАН 26 марта 1956 года в Москве межправительственным Соглашением одиннадцати стран был создан Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ). Институт изначально ставил своей задачей изучение микромира только в мирных целях (Статья 4 Устава ОИЯИ). Это положение Устава выполняется на протяжении всей деятельности Института [11].

24 июля того же 1956 года научному посёлку Дубно был присвоен статус города с тем же названием Дубно [13. С. 66]. Однако это название с самого начала не прижилось в обиходе – дубненцы сразу пользовались названием Дубна по названию реки вблизи города. Это заставило 25 декабря 1957 года Московский облисполком ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета РСФСР об изменении названия города. В справке, приложенной к этому ходатайству, говорилось: «Правильное наименование этого города следует считать Дубна, так как город назван по реке Дубне, на берегу которой он расположен». В конце концов, новым Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 января 1958 года город уже официально стал называться Дубна.

Для удобства работы Объединённого института 22 сентября 1956 года город Дубну перевели из Калининской области в Московскую. И в этот же момент к нему присоединили близлежащие деревни: Ратмино, Юркино, Козлаки, Александровка, Ново-Иваньково и посёлок Большая Волга, расположенный на правом берегу Волги. В 1958 году Большая Волга была отделена от Дубны и присоединена к посёлку Иваньково на левом берегу Волги, которые вместе образовали город Иваньково. 13 декабря 1960 года Иваньково и Дубну объединили в один город Дубну, в результате чего Иваньково вошло в черту уже существующего административно с 1956 года города Дубна [13].


Реальная хронология зарождения и развития города Дубны:


ноябрь 1946 годазакладка  административно самостоятельного засекреченного научного посёлка, согласно Постановлению правительства СССР от 13 августа 1946 года.

1954 годрассекречивание научного посёлка и присвоение ему ошибочно названия Дубно, вместо Дубна по названию реки, рядом с которой он расположен. Посёлок официально наносится на карту.

24 июля 1956 год – присуждение посёлку Дубно статуса города с тем же названием.

22 сентября 1956 года присоединение к городу деревень Ратмино, Ново-Иваньково, Юркино, Александровка, Козлаки, а также посёлка Большая Волга.

1958 год переименование официально города в Дубну.

1958 год отсоединение Большой Волги от Дубны и присоединение её к посёлку Иваньково на левом берегу, которые вместе образуют город Иваньково.

1960 год объединение Дубны и Иваньково в один город Дубну, в результате чего Иваньково вошло в черту уже существующего административно с 1956 года города Дубна.

 

Отсюда хорошо видно, что основанием Дубны, её «историческим корнем» на момент образования города в июле 1956 года, является научный посёлок, заложенный в 1946 году. Заметим, что все указанные в хронологической таблице населённые пункты, которые вошли в черту города позже, были в разной степени основаны раньше 1946 года. Однако хорошо известно, что в случае, когда в состав города (по мере его расширения) входит другой населенный пункт, дата основания города не меняется, даже когда присоединённый населённый пункт является гораздо более древним. Причём, это не есть правило, о котором договорились. Это правило, которое есть следствие элементарной логики, – не было бы закладки какого-то поселения, то не к чему было бы что-то присоединять или с чем-то объединять! Согласно этому правилу, дата основания Дубны остаётся без изменений 1946-м годом, несмотря на все присоединения и объединения. Отсюда следует, что научный посёлок является основанием всей современной Дубны. Поэтому именно с его истории возникновения и развития в самую первую очередь должна начинаться история Дубны! И уже потом продолжаться историей других частей города по мере их вхождения в его черту. Выкиньте научный посёлок из истории города – и Дубны просто не станет! Если бы в своё время не построили ускорители и не организовали Объединённый институт ядерных исследований, то Иваньково осталось бы Иваньково, а Ратмино – Ратмино.

По этому поводу у некоторых возникает недоумение: «Как же так? Посёлок, основанный в 1946 году, является основанием, например, такого района Дубны, как Большая Волга, которая основана в 1932 году». Здесь надо чётко понимать, что научный посёлок является основанием административного населённого пункта города Дубна в целом, а не основанием для каждой его части в отдельности, которая была подсоединена к уже существующему городу. Каждая такая часть (БВ, левобережье, Ратмино и т.д.) имеет свою собственную дату основания.

Таким образом, из хронологии города Дубны, составленной исключительно по документам, ясно видно, что факты, указанные в надписи на ратминском камне, целиком и полностью не соответствуют действительности! Во-первых, основание Дубны находится не в Ратмино, а в районе улицы Жолио-Кюри, которая расположена в нескольких километрах от Ратмино. Далее на камне стоит дата основания Дубны  – 1134 год. Из той же хронологии ясно видно, что такой датой для современной Дубны является 1946 год. И наконец, основателем современной Дубны является государство, т.е. Советский Союз, что также противоречит утверждению надписи о Юрии Долгоруком.

Из той же хронологии хорошо видно, что аналогия Даченкова с возрастом Москвы никак не подходит для Дубны по простой причине:  если современная Москва выросла из усадьбы боярина Кучки, то современная Дубна выросла вовсе не с места расположения Ратмино. Иными словами, если современная Москва есть результат развития летописной Москвы, то современная Дубна не есть результат развития летописной Дубны, она результат развития научного посёлка, заложенного в 1946 году! А потому у современной Дубны, вопреки Даченкову, нет никаких «исторических гарантий» считать древнюю Дубну своим основанием.

Ошибка Даченкова и Шимона состояла в том, что они не учитывали, что Ратмино, на территории которого когда-то существовало древнее поселение Дубна, было подсоединено к уже существующему городу. Поэтому  древняя и современная Дубна являются просто одноимёнными поселениями. Иными словами, они однофамильцы, но не родственники. Поэтому полной нелепостью звучит заявление исполнительного директора «Наследия» Ф.Н. Петрова о том, что в 2014 году, современная Дубна может уверенно праздновать своё 880-летие [14].

Надо чётко понимать, что летописная Дубна, являясь историческим предшественником современной Дубны, так как находилась на её территории до её возникновения, в то же время не является её «историческим корнем». Между этими городами нет никакой преемственности.

Сторонники существования преемственности между Дубной древней и современной не приводят ни одного убедительного факта этой связи. Некоторые полагают, что она состоит в одноимённости названия этих городов. Однако в этом нет ничего особенного. В древней традиции было называть поселения названиями рек, на которых они расположены. Достаточно вспомнить Москву на Москва-реке. Поэтому понятно, почему древнее поселение в устье реки Дубны было названо её именем. Остались верны традиции и в наше время, когда выбирали имя новому городу. А имя действительно выбирали – был объявлен конкурс, то есть в принципе современный город мог иметь совсем другое название. Поэтому в данном случае можно говорить только о преемственности традиции давать названия населённым пунктам в устьях рек по имени реки, а не о преемственности между городами. Но даже если бы современный город Дубна был назван в честь Дубны летописной, то говорить в таком случае о какой-то преемственности между этими городами было бы также абсурдно, как говорить о непонятной преемственности между Александром Македонским и любым человеком по имени Александр.

Другим нелепым примером преемственности между Дубной древней и современной является участие части местных жителей в строительстве современного города. Якобы, эти жители являются прямыми потомками жителей летописной Дубны. В данном случае, во-первых, нет абсолютно никаких доказательств этого факта. Во-вторых, и это главное, в строительстве города участвовали люди из разных мест Советского Союза, каждого из которых наравне с местными жителями можно рассматривать связующим звеном между его прежним местом жительства и современной Дубной. Таких людей, кстати, было гораздо больше местных жителей.

Стоит заметить, что никакого сознательного умалчивания истории поселений на территории Дубны до её возникновения, о чём говорит Даченков в своём примере с Москвой, не было и в помине. Об этой истории было известно в городе задолго до рождения самого Даченкова. Ещё в 60-е годы прошлого столетия дубненские школьники со своими учителями под руководством научного сотрудника Государственного исторического музея А.В. Успенской  участвовали в археологических раскопках на территории Ратмино. А в школе №8 на базе школьного исторического музея действовал ученический лекторий  по истории поселений на дубненской земле в средние века. Там же в музее на стенде висел текст летописи с упоминанием Дубны ХIII-го века. В то время эта информация воспринималась всеми как интересный факт из области краеведения. Никому и в голову не приходила мысль считать древнюю Дубну основанием современного города. Даже Успенская, под руководством которой в 1963–1965 годах впервые были проведены в районе Ратмино, на берегу Волги, раскопки на месте древнего поселения, прекрасно понимала, что между современной и летописной Дубной нет никакой связи. Она подчеркнула это даже в названии своей статьи «Древнерусское поселение близ г. Дубна», хотя Ратмино во время раскопок уже входило в черту современного города [15].

Вообще, всё, что было известно или становилось известным по краеведению города, публиковалось в местной газете.

После того, как внимание Даченкова было обращено на неправильность содержания надписи на камне [16], он лукаво стал утверждать, что «камень… – это мемориал о древнерусском городе Дубна» [17]. В том же номере газеты с тем же лукавством его поддержал И.Я. Шимон: «…надпись на камне относится к возникновению древнерусского города и к возникновению современной Дубны не имеет никакого отношения». Утверждать это – значит расписаться в незнании русского языка. Потому что, для того чтобы надпись служила памяти именно древнего города, в соответствии с русским языком вместо слова «отсюда» должно быть слово «здесь» в смысле «Здесь находилась древнерусская Дубна».

Далее, для достоверного увековечивания памяти древней Дубны такого исправления слов на камне недостаточно, потому что известно, что древняя Дубна погибла. Поэтому в надписи должна быть указана не одна дата, а  либо две даты через тире периода её существования, либо этот период должен быть указан приблизительно. Точные даты основания и гибели древней Дубны на сегодняшний день неизвестны. Дату 1134 года, указанную на камне, никак нельзя считать датой основания древней Дубны. 1134 год –  это, действительно, дата первого упоминания в летописях названия Дубна [18]. Однако среди учёных-историков нет однозначного мнения, что это название относится к древнему поселению Дубна. Некоторые из учёных считают, что в данном контексте летописи речь идёт о реке Дубне. Такого взгляда, например, придерживается руководитель Центра Древней Руси в Институте российской истории РАН д.и.н. В.А. Кучкин. В первой главе своей монографии «Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв.» он на основе анализа Новгородской и Лаврентьевской  летописей убедительно показал, что упоминание в Новгородской летописи даты 1134 года относится к реке [19]. В той же главе Кучкин сделал вывод, что в 1134 году поселения в устье Дубны ещё не было. Оно с большой вероятностью возникло в конце 30-х–40-х годов XII века.

Другой учёный, д.и.н. С.В. Белецкий, сотрудник ИИМК РАН, в своей статье «Когда основан город?» [20] на основе своего анализа событий, описанных в летописях, вопреки Кучкину, сделал предположение, что в 1134 году поселение в устье Дубны уже могло быть. Эта позиция Белецкого и была принята «Наследием» [21]. Однако весь текст Белецкого построен на словах «на мой взгляд», «полагаю», что, естественно, никак не может служить точным доказательством утверждения основания древней Дубны в 1134 году! В науке любого рода предположения всегда служат лишь ориентиром направления научного поиска неопровержимых доказательств! На сегодняшний день пока таких доказательств в отношении даты основания летописной Дубны нет, а потому дата 1134 года пока не может быть увековеченной на памятнике! Сегодня на нём может быть указан лишь приблизительный отрезок времени существования древнего поселения в XII–XIII веках.

Указание на камне имени Юрия Долгорукого как основателя летописной Дубны тоже некорректно, так как письменное доказательство на этот счёт на сегодняшний день неизвестно, вследствие чего по этому вопросу в научной литературе имеются лишь предположения. Пусть даже и с большой вероятностью, но всё-таки предположения. На памятнике же могут быть отражены только неопровержимые факты.

Не желая признать свою явную ошибку, представители «Наследия», И.Б. Даченков и Ф.Н. Петров, призвали в качестве защитников надписи трёх докторов исторических наук: С.В. Белецкого (ИИМК РАН), В.Л. Егорова (ГИМ), Горлова В.Н. (МГОУ), которые утверждают, что надпись справедлива [22. С. 200–203] Однако, как можно защищать то, что в принципе нельзя оправдать? И, действительно, ни один из докторов даже не удосужился в оправдание первой части надписи объяснить, каким образом современная Дубна, заложенная совершенно самостоятельно в 1946 году вдали от Ратмино и получившая статус города в 1956 году (ещё до вхождения в неё  Ратмино), вдруг пошла («стала есть») с места расположения Ратмино.

Пример с ошибочным мнением вышеупомянутых докторов наук лишний раз показывает, что главным авторитетом в науке должны быть логика и достоверность фактов, а не приставка научного звания или должности. Примеров ошибок людей со званиями в истории науки немало. Один из самых ярких и трагичных – ошибка группы учёных во главе с академиком Т.Д. Лысенко.

Хорошо, когда в городе есть памятные знаки, обращающие внимание людей к его истории и краеведению – это удовлетворяет естественный интерес людей к прошлому. Но это хорошо только в том случае, когда памятная информация достоверна! Сегодня Ратмино сделали официальным экскурсионным местом. Только, какой смысл от экскурсии, которая дезинформирует?

Сегодня надпись на ратминском камне – позор для Дубны. Она демонстрирует, что всемирно известный город физиков не знает и не понимает свою историю. Поэтому пора покончить с мифом о том, что современная Дубна является старинным русским городом, основанным в XII веке Юрием Долгоруким. Для этого надо, во-первых, признать, что основанием современной Дубны является научный посёлок, заложенный в 1946 году. Во-вторых, заменить ныне существующую надпись на камне в Ратмино на грамотную надпись в память о летописной Дубне, один из возможных вариантов может быть таким: «Здесь в XIIXIII вв. находилась древнерусская Дубна».

Благодарность

 

Автор благодарна К.А. Аверьянову, В.А. Кучкину, Н.В. Негановой, М.Л. Макурочкиной, Р.Л. Волкову за обсуждения вопросов, затронутых в докладе, и их ценные замечания.

 

Литература

 

  1. «Вести Дубны», №35, 2010.
  2. Полное собрание русских летописей, т. III, С. 34.
  3. «Дубненское наследие» №1, 2001
  4. Векслер В.И. Новый метод ускорения релятивистских частиц. //ДАН СССР. 1944. Т. 43, №8. С. 346–348.
  5. Векслер В.И. О новом методе ускорения релятивистских частиц.  //ДАН СССР. 1944. Т. 44, №9. С. 393–396.
  6. Атомный проект СССР. М.: Наука, Т.1, ч. 2, 2002. 798 с.
  7. Атомный проект СССР. М.: Наука, Т. 2, книга 2, 2000. 640 с.
  8. Михаил Григорьевич Мещеряков: К 90-летию со дня рождения. Дубна.: ОИЯИ, 2000. 371 с.
  9. Фейнберг Е.Л. Эпоха и личность. Физики. 2-е изд. М.: Физматлит. 2003. 415 с.
  10. Буланов М.И., Седых Н.Н., Тарасова Л.М. Дубна. Родное Подмосковье. // Дубна. 2003. Изд-во ГУПТО, Тверь.
  11. Дубна. Остров стабильности: Очерки по истории Объединённого института ядерных исследований (1956–2006 гг.) М.: Академкнига, 2006. 643 с.
  12. «Исследования по истории физики и механики. 2009–2010» / Ин-т истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН: отв. ред. Г.М. Идлис. – М.; Физматлит, 2010. – 480с.
  13. Жидкова Л.Ф. История Дубны. 1956 – 1986. Изд-во «Филиал ГУПТО ТОТ»Кимрская типография». 2006.
  14. «Дубненское наследие» №47, 2010.
  15. А.В. Успенская. Древнерусское поселение близ г. Дубна. Труды ГИМ. 1966.
  16. «Площадь Мира», №33,2010 г.
  17. «Дубненское наследие» №51, 2010.
  18. Полное собрание русских летописей, т. III, С. 6.
  19. В.А. Кучкин. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. М.: Наука, 1984.
  20. С.В. Белецкий. Когда основан город? «Дубна. Наука. Содружество. Прогресс.» № 1, С. 7,1987 г.
  21. «Дубненское наследие», №49, 2010.
  22. И.Б. Даченков, Ф.Н. Петров. История подмосковного Верхневолжья. – Тверь.: ОАО «Тверская областная типография». 2011. – 208 с.

 

Comments are closed.